История болезни. Часть вторая.

Продолжим. Первые сеансы диализа. Постепенно увеличивали время сеанса, по полчаса каждый день.

Гемодиализ проводился через катетер, с обязательной ежедневной промывкой этого катетера. Из стационара я ушел домой уже через неделю. Мой доктор была конечно против, но больница у нас, в нашем уездном городе Гатчина, в плане врачей без нареканий, очень даже нормальные у нас врачи, но вот бытовые условия на уровне страшного сна привокзального бомжа находятся, так все плохо. Ночевал дома, утром приходил на промывку катетера, в обед на диализ и потом домой, благо жил в те времена рядом с больницей.

Примерно через неделю наступило улучшение. Первое, что отметили все окружающие, это цвет кожи. Я порозовел, ногти посветлели, внешний вид стал ближе к здоровому, настроения поменялись, мир стал светлее. И пришел сон по ночам. В преддиализный год я почти не спал, каждые полчаса в туалет, полный пузырь просился на выход, и так всю ночь. Нуктурия называется, как я потом узнал. На диализе почки успокоились, ночью больше не вставал. Небольшой диурез остался, около литра в сутки, но это не беспокоило так, как раньше.
Лев оказался не так страшен, как его рисовали. Как впрочем и всегда. Через три недели сняли швы с фистулы. Начали раскалывать. Первый прокол делал главный врач отделения, было жутковато смотреть, как толстая игла, полтора миллиметра, входит глубоко пол кожу. Фистулу надо растить, тренировать и беречь, это очень важная позиция в жизни диализного больного. Мне повезло, моя фистула работает по сей день, со временем даже набух еще один ручей рядом, наиболее опытные медсестры потихоньку раскалывают её. Как правильно жить с фистулой расскажу отдельно, позже.

На диализе прошла зима, началась весна, было разное, периоды были, когда жизнь выглядела исключительно в черных тонах, было повторюсь, всякое.

Лично мне сильно помогло наличие троих несовершенно летних детей, которых надо было кормить, поить и одевать. Особо не когда было впадать в отчаяние. В те времена сухой вес пациента определялся просто — снимали вес постепенно, от сеанса к сеансу прибавляя объем снимаемой жидкости до судорог нижних конечностей. Называется объем УФ, ультра фильтрации. Подсушили до судорог, вот и все, вот твой сухой вес, живи на нем.

Тут весьма тонкая грань, наберешь больше сухого веса будут отеки на ступнях ног, высокое давление крови, одышка и врачи будут говорить о страшном: отеки сердца с последующей остановкой его, отек легкого с остановкой дыхания, — но это запущенные случаи, обычно все отеками и давлением заканчивается. Пересушивание еще опасней, судороги, падение давления до так называемого улета, и всякое такое. Понимать ведь надо, моча то ведь не идет, или если повезет, идет но мало, а воды входит в организм много. И в любом случае свои почки не фильтруют надлежащим образом, как у здорового.
Хотя видал я случаи, когда пациенты так увлекались набором жидкости, что мало не казалось. Это сейчас в моем отделении стоит прибор, который определяет примерный расклад плотности организма и на основании этого исследования врач видит ориентировочный сухой вес пациента. До судорог не доводят, но ходим рядом.

В те времена диализные отделения были только при больницах в подчинении минздрава, со всеми вытекающими плюсами и минусами этого положения.

Почки старые, бинты после стерилизации, приятного желтого цвета, ничего лишнего нет, пластырь свой приноси, лекарства дефицит, того нет сего нет. В палатах по шесть-семь лежаков с почками, телевизор один, сам в коридоре взвешиваешься, считаешь сколько снять сегодня, пишешь в листок на столе дежурной медсестры вес, съем и давление, которое медсестры меряют у всех ручным тонометром. Четыре часа ожидания и все, процедура закончена. Опять замер давления, взвешивание, запись результатов и свободен, ползи домой, приходи в себя. Мне ванна помогала, полежишь в горячей воде и легче становится. Про врачей ничего плохого не скажу, каждый были прикреплены к своему врачу, попадаешь на его дежурство и общаешься, если есть на что пожаловаться.

Мой врач того времени была фанатом слова сушиться. Это была её панацея от всего, сухой вес убавлялся по любому поводу, судороги как признак правильного лечения. Это распространенное мнение среди врачей диализных отделений, не мне судить — правильно это или нет, но жить с таким тяжело, сил нет, банальных сил — в магазин сходить, по лестнице подняться, и все такое. Сейчас у меня все по другому, схема лечения другая, вес другой и давление в норме но это другая история, расскажу потом.
И вот, в этой борьбе и в этой жизни наступил переломный момент, и было это седьмого апреля две тысячи одиннадцатого года, в девять утра пятнадцать минут.

Подошел ко мне заведующий нашего отделения с трубкой в руках, я лежу, у меня утренняя смена, с семи утра, диализируюсь так сказать. Подходит и молча трубку сотового мне суёт. А зав отделением был, как бы это сказать, врачем хорошим но вот с пациентами он не общался, от слова совсем. Ни здравствуйте ни до свидания, ни тем более как самочувствие не дождешься. А тут их сиятельство ко мне с трубкой подойти изволило. В трубке голос, дословно — господин Семенов, пересадить почку не хотите ли? Я, говорю, не то что бы хочу, я мечтаю об этом все последние семь месяцев, говорю. Ну, мне говорят, приезжайте к нам, в областную, заканчивайте диализ, домой за вещами и документами и к нам, в трем что б был. Вернул я трубку и запела моя душа.
Первый период диализа подошел к концу.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Александр/ автор статьи
автор остро нуждается в поддержке читателей. поддержи проект пожертвованиями и помоги автору!
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Личный блог Александра Семенова
Добавить комментарий

:) :D :( :o 8O :? 8) :lol: :x :P :oops: :cry: :evil: :twisted: :roll: :wink: :!: :?: :idea: :arrow: :| :mrgreen:

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.