страсти вокруг эндокринолога.

Щитовидка меня тут подвела. Когда и как я это понял — не помню и хоть опять эндоскоп мне в рот вставляй — не вспомню точно. И началось…

Путем хитроумных хитросплетений меня положили в замечательный со всех сторон Первый Мед институт- на предмет обследования и по возможности, лечения. Сдав ведро крови и пройдя всевозможные исследования удалось выяснить, что у меня болезнь Грейвса. Почтенный Грейвс или был первым больным, который заболел этой болезнью, или первым врачем, который её диагностировал. Второе видится мне более привлекательным.

Ужасные адренокортикостероиды (прости господи прегрешения мои превеликие — сказала бы бабушка и была бы права) и не менее ужасные и коварные ТТГ свободные и нет гормоны с номерами от трех до четырех. Чего то много, а каких то не то, что бы мало — совсем нет в моем организме. А без них — никак. Выдали мне таблетки и сказали — жрите их, уважаемый Александр, в неукоснительном порядке! И я жрал…

Выписали меня в аккурат на первое апреля, так как я им всем надоел. Чем надоел спросите? Ходил и ныл целыми днями — отпустите меня тетеньки домой, надоело все на свете — сил нет. И еда больничная, на вкус ужасная, и вообще все на свете. И меня отпустили с богом на все четыре стороны, порекомендовав напоследок не забывать ставшее уже родным отделение эндокринологии и писать почаще, как там и чего со мною происходит в эндокринологическом плане.

Свобода встретила меня крайне неприятным открытием. Оказывается то прекрасное лекарство, что я поедал горстями в стенах больницы, стоит немалых денег. Курс на месяц — примерно половина моего дохода на тот период времени. Потом мои родные врачи в родном мне отделении гемодиализа как все сговорились. Во главе сговора стоял и стоит молодой бородатый врач, который постоянно угрожает мне то превращением моего сердца в тряпочку, то вырезанием частей моего тела под местным наркозом (а буду выпендриваться — то и без него, наркоза — «наркоз еще надо заслужить!»). Это подточило мою уверенность, что «само рассосется» и я начал действовать.

Поход к местному эндокринологу. Отдельная глава повести о «похождениях шлемазма в потемках местечковой медицины».

Через свою поликлинику записался на прием к местному эндокринологу — все как доктор при выписке говорила. Смотрела на меня печальными красивыми глазами и говорила тихим голосом — сходи к эндокринологу по месту жительства, а то козленочком станешь… эх, вскружили мне голову доктора красивые, чего уж тут скрывать. Я сходил. Запись через месяц, время подошло и такой весь с ворохом бумаг и выписок и свежих анализов пришел. И началось…

«А вы почему не знаете резонансных значений вашего ТТГ и Т3, который свободный?» — вот почему, а?

«Это что такое у вас в выписке написано?» — дорогой доктор, отвечаю, я в душе не понимаю, что там ваши коллеги написали и зачем.

«А сахар где? Где сахар, я вас спрашиваю» — криком уже меня пытают. Я молчу, ибо не знаю — где он, сахар.

Сижу, слушаю, чего мне говорят. Как тот посол, что «скучает, ногой в ботфорде качает». Назначили новые анализы — «как сдадите, к нам не приходите. Мы в отпуске будем тут все». А куда идти то мне — спрашиваю, глазами моргая. «Понятия не имеем» — простодушно мне ответили.

Есть и положительные моменты. После почти получасовых уговоров мне удалось убедить принимающего меня врача выписать мне направление на КТ. Вышеупомянутый доктор из моих родных пенатов настаивал не только на кровавых процедурах но и на КТ турецкого седла (есть и такое в нашей голове) и надпочечников. Местный доктор, проклиная тот день, когда она обо мне услышала и постоянно жалуясь на какого то «главного» который «заругает» за направление на «дорогущие» процедуры все таки нужную бумагу выписала. Неизвестный «главный» эту бумагу почему то подписал. Я и спустился в страховой отдел, где мне без каких либо проблем поставили печати на мое направление и пошел в кабинет, где «надо записаться».

Милая барышня приветливо меня встретила и стала куда звонить по поводу моего КТ. Как потом выяснилось — в областную больницу, там эти дела делаются с нашим не столичным братом. Дальше началось то, что я понять не в состоянии.

Надо с контрастом? — да, отвечаю. Вы на гемодиализе, вам с контрастом нельзя. Звоню «великому и ужасному» главному врачу своего центра гемодиализа. Он просит у меня номер того, кто говорит нельзя. Барышня говорит — пожалуйста, вот он. Я добросовестно передаю и мы ждем. К слову будет сказано, что да, вроде как нельзя контраст из соображений осторожности, когда пациент на гемодиализе, как я например, но мне уже два раза делали и ничего — живой еще пока. «Великий и ужасный» перезванивает и говорит, «что все, договорился и можно звонить» под его ответственность и он даст бумагу, что мне «можно» и «под его ответственность» с контрастом. Сразу мол, тебя на диализ возьмем и «ни хрена тебе, дорогой ты мой человек, не будет с этого сраного контраста». Мы звоним — из трубки крик. Барышня рыдать начинает. Буквально — рыдать. Вбегает другая барышня, которая вышла в начале разговора. И тоже начинает плакать. Они успокаивают друг друга. Я теряю связь с окружающим миром. Они реально плачут. Занавес. Подобрав скомканное мокрое назначение я удаляюсь из кабинета спрашивая себя — что это было? Ответа нет…

На этом пока все, КТ в июле. Я готов ко всему…

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

:) :D :( :o 8O :? 8) :lol: :x :P :oops: :cry: :evil: :twisted: :roll: :wink: :!: :?: :idea: :arrow: :| :mrgreen:

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.